Ситуация с «Метростроем»: предпосылки и подводные камни

Прощальным салютом в спину бывшего вице-губернатора Петербурга Игоря Албина (Слюняева) стала голодовка рабочих Метростроя, состоявшаяся в день его отставки. Вся утренняя смена «СМУ-11» в составе 25 человек отказалась подниматься на поверхность из шахты станции «Театральная», пока им не выплатят зарплатные долги за 4 месяца. Вечером купировать забастовку удалось вице-губернатору Санкт-Петербурга Николаю Бондаренко, который по поручению Александра Беглова приехал к метростроителям с обещаниями решить вопрос. Рабочие поверили и вышли из-под земли.

«Работы по сооружению Лахтинско-Правобережной линии метрополитена возобновлены в обычном режиме», — немедленно отчиталась официальным сообщением пресс-служба «Метростроя».

А НЕВСКИЕ НОВОСТИ решили разобраться, что же произошло с организацией, которая занималась подземным строительством с 1941 года и впервые за свою историю впала в столь глубокий кризис.

Собрались и посчитали

К сожалению, декабрьская забастовка рабочих может оказаться не последней. Да, 27 декабря небольшую часть задолженных денег Метрострой действительно перевел сотрудникам, но только в «СМУ-11» и «СМУ-13». Сотрудники нескольких других «дочек» компании на следующий день выплат так и не дождались. По данным НЕВСКИХ НОВОСТЕЙ, после «Театральной» в любой момент могут вспыхнуть бунты на станции «Горный институт», а также в шахтах Красносельско-Калининской линии метро. Для разработки плана спасения в четверг, 27 декабря, Бондаренко провел комплексное совещание с участием дирекции предприятия и представителей КРТИ. В головном офисе чиновников с бизнесменами ждали более сотни рабочих с женами и детьми. Все они пришли требовать зарплату и не хотят встречать Новый год впроголодь.

Совещание продлилось более трех часов, но выход с первого раза найти не получилось, так что встречу решили повторить на следующий день. Предварительно Николай Бондаренко рассказал прессе о том, что общая задолженность «Метростроя» на сегодня составляет 390 млн рублей. В день совещания декабря компания обратилась в суд, чтобы получить возможность пользоваться собственными счетами. В случае положительного решения работникам в ближайшие дни начнут перечислять первые деньги. Пока компания получила возможность профинансировать выплаты примерно сотне сотрудников на сумму  в 60 млн рублей. Также есть вероятность, что платежи будут выполняться через счета приставов, чтобы избежать лишних посредников.

Симптомы болезни

По сути, каскад протестных реакций в шахтах Петербурга – это симптомы тяжелейшего состояния, в котором сейчас находится «Метрострой». Это произошло с организацией именно за период, когда строительным блоком и развитием транспортной инфраструктуры в городе занимался Игорь Албин, то есть с 2014 года. Сейчас «Метрострой» с одной стороны трясет от рабочих забастовок, а с другой его «кошмарит» федеральная налоговая служба. Из Смольного же весь прошедший год сыпались бесконечные претензии по качеству и срокам работ, вплоть до угроз разорвать все пролонгированные контракты. КРТИ обратился в суд с иском взыскать с организации 1 млрд рублей за недоработки на «Новокрестовской» и «Беговой», а комитет по строительству требует 2 млрд рублей за дефекты на «Зенит-Арене». В ноябре Игорь Албин, на тот момент еще вице-губернатор Петербурга по строительству, угрожал пустить под землю конкурентов-метростроителей, а потом заявил о намерениях Смольного приобрести контрольный пакет акций компании, которая, к слову, и так полностью подчиняется решениям города.

Что касается подрядных организаций «Метростроя», у некоторых из них ситуация совсем плачевная. Например, в конце ноября арбитражный суд СПб и Ленобласти принял к производству иск компании «Лира» к «СМУ №13», но в аресте счетов отказал: они уже были арестованы в октябре в интересах АО «Беатон». В тот же период ФНС обратилась с очередным иском о банкротстве в отношении «СМУ №9», предварительно потребовав банкротства «У-15 Метрострой» и «17 УМ».

Ожидания и реальность

Все проблемы своих подрядчиков в «Метрострое» объясняют медленной приемкой работ, непосильным кредитным обременением, сметами, не соответствующими фактическим расходам, и несовместимыми с реальностью тарифами по контрактам.

«Все это – звенья одной цепи, которая замкнулась сейчас, — рассказали НЕВСКИМ НОВОСТЯМ в «Метрострое». — Выход из ситуации есть. Если сегодня придут 970 миллионов из казначейства, которые мы должны получить за 2 месяца работы, то мы сможем решить вопрос с налоговой, а также расплатиться с сотрудниками до новогодних праздников».

Напомним, контракт КРТИ по строительству станций «Новокрестовская» и «Беговая» был подписан в 2015 году. В авральном режиме и на ручном управлении к мундиалю достроить станции успели, но дальше все окончательно вышло из-под контроля.

«Самой главной проблемой по выплатам стали тарифы на заработную плату, — сообщили в «Метрострое». Главгосэкспертиза утвердила рабочим выплаты в 11 тысяч рублей в месяц, и заказчик не стал возражать. В расчете на прибыль и возможность изыскать средства мы согласились на этот контракт, но в итоге не смогли справиться с ситуацией. Мы платили сотрудникам по 50 тысяч рублей в месяц, и когда стали сдавать, а сдаем мы по факту, выяснилось, что мы сдали за 2 года, а за третий год все деньги из средств уже выбраны, платить просто нечем».

Проектную документацию утверждает Главгосэкспертиза. В эту документацию закладываются общие цифры и показатели, после чего уже разрабатывается рабочая проектно-сметная документация с учетом всех «механочасов», рабочих «человекочасов», стоимости материалов, оборудования и т.д. И вот эту документацию заказчик сдавал, как правило, с опозданием. В итоге получалось, что документация не соответствовала реальным затратам «Метростроя».

Причины и следствие

«Так было всегда, с 1941 года, как «Метрострой» взялся за свою работу. В советские годы строить начинали без предварительных смет, это были решения, которые принимались на уровне Народного комиссариата путей сообщения», — рассказали в пресс-службе организации.

После распада СССР, до 2014 года, то есть до прихода Игоря Албина на должность вице-губернатора по строительству, заказчиком подземных строек был «Метрострой»

 «Они понимали, что сколько стоит и насколько взаимосвязаны все рабочие процессы, — пояснили в «Метрострое». — Там были специалисты, Метрополитен боролся вместе со строителями за то, чтобы при необходимости переделать эти сметы, пересчитать проекты, заново пройти экспертизу. Работали все в плотной связке: Метрополитен, Проектный институт и Метрострой».

По данным НЕВСКИХ НОВОСТЕЙ, дополнительным ударом по подземным монополистам стали работы по строительству стадиона «Зенит-Арена», куда компанию пригласил работать сам Игорь Албин. После скандальной смены подрядчика многие работы пришлось переделывать. В дефектных ведомостях были учтены моменты, которые заказчик увидел во время предварительной комиссии. Но после выхода «в поле» начали всплывать неучтенные факты. Итогом участия в этой «передовой стройке» стал иск Комитета по строительству с требованиями компенсировать 2,86 миллиарда рублей. Со своей стороны, «Метрострой» утверждает, что это им надо заплатить более миллиарда за внезапно возникшие дополнительные работы.

«Мы рассчитываем на конструктивное взаимодействие с заказчиком», — лаконично прокомментировали в компании.

Мосты, стадионы и политическая воля

Среди объектов, которые Игорь Албин оставил в память о своей работе городу, стал Яхтенный мост, связывающий Крестовский остров с Приморским районом. Правда, оплачен этот мост из кармана социально ответственного (или вынужденного таковым стать) бизнеса. Специально для этого объекта в 2016 году была создана ассоциация «Открытое пространство», в которую помимо «Метростроя» вошли ЗАО «АБЗ-Дорстрой», ЗАО «ВАД», ЗАО «Пилон» и ЗАО «Возрождение». После обращения Игоря Албина предприятия скинулись и «подарили» городу 1,9 млрд рублей на строительство объекта к чемпионату мира. Большую часть средств (1,1 млрд рублей), кстати, перевел «Метрострой», хотя сейчас такой подарок городу предприятие уже сделать бы не смогло. В ЗАО «Пилон», судя по всему, после «эпохи Албина» ситуация тоже непростая: в конце ноября стало известно, что компания задолжала своим сотрудникам зарплат на 62 млн рублей.

Крахом закончилась попытка достроить «Зенит-Арену» у компании «Леокам», которую Игорь Албин лично пригласил из столицы. Стоимость контракта с москвичами составляла почти 1,8 млрд рублей, но в результате компания оказалась должна банкам, подрядчикам и комитету по строительству более 2 млрд рублей, что привело к полному краху и банкротству. Итог их работы под кураторством Смольного в лице Игоря Албина выглядел так же, как и у многих других: в один прекрасный момент вдруг оказалось, что фирма строит очень плохо и медленно, в связи с чем надо немедленно разорвать с ней договорные отношения и подать в суд.

«У нас идет полное банкротство, — рассказал НЕВСКИМ НОВОСТЯМ бывший директор «Леокама» Оганес Гарибян. — Налоговую они еще через свои связи привели, сейчас нас начинают дергать за неуплату налогов. Строительный комитет взыскивает с нас неустойки за то, что он нас высушил и разорвал контракт. Потери колоссальные. Все, что есть. Все, что за всю жизнь заработано. А ведь наша фирма работала с 1992 года. Мы проиграли все суды с комитетом, они взыскали с банка все деньги, и банк теперь взыскивает с нас. Мы ничего не можем доказать по стадиону, ни рубля. За полтора года суд даже не приступил к экспертизе, полтора года тянется первая инстанция. Все деньги, которые нам выделялись – ушли на стадион. По нашим контрактам они заплатили следующим подрядчикам больше, чем было у нас в контракте».

Как ранее заявлял СМИ Гарибян, в подобной ситуации оказались десятки компаний.

«Договора составлены таким образом, что подрядчика можно высушить и выбросить в любую секунду, была бы политическая воля. Что с нами и произошло», — констатировал бизнесмен.

Источник: nevnov.ru

Вы можете оставить комментарий, или Трекбэк с вашего сайта.

Оставить комментарий

Вы должны Войти, чтобы оставить комментарий.